Пацифизм губит ухоженные сады

Eliezer Yudkowsky, “Well-Kept Gardens Die By Pacifism”, public translation into English from English More about this translation.

Translate into another language.

Основная причина гибели хороших интернет-сообществ — отказ от самозащиты.

Где-нибудь в необъятных недрах интернета найдётся место, где это происходит прямо сейчас. Когда-то это был чистый ухоженный сад интеллектуальных бесед, куда приходили образованные и заинтересованные люди, привлечённые высоким уровнем доносящихся оттуда речей. Но в сад прибывает глупец, и уровень бесед чуточку падает — или даже не на чуточку, если глупец вмешивается в разговоры с достойной лучшего плодовитостью. Сад вянет ещё сильнее, если глупец вежлив и слова его понятны; тогда жители сада связаны обязательством ответить, и тогда глупец начинает захватывать беседы.

И сад начинает гнить, и поэтому в нём уже [i]не так весело играть[/i]; привыкшие к саду давние гости не покидают его, но новые люди уже не так охотно приходят сюда. Качество же новоприбывших тоже чуточку снижается.

Затем приходит [i]ещё один[/i] глупец, и два глупца начинают говорить [i]друг с другом[/i], и после этого некоторые старожилы — люди самих высоких требований и самих радужных перспектив — покидают сад в поисках лучшей доли где-нибудь там, за горизонтом...

Я успел застать ныне забытый USENET, хоть я и был тогда очень молод. Тот первый интернет пал жертвой Вечного Сентября в незапамятные времена; в сегодняшнем же интернете всегда имеется [i]какой-нибудь[/i] способ бороться с нежелательными сообщениями или посетителями. Скорее всего, причиной этому служит спам: бедствие столь вопиющее, что никто его не защищает, и столь обширное, что никто не может его просто игнорировать — так что где-то [i]должен[/i] быть банхаммер.

Но [i]некоторые[/i] сообщества не хотят [i]опускаться[/i] до использования банхаммера, если речь идёт о вторжении глупцов. Они слишком добры, чтобы становиться кошмарными [i]цензорами[/i].

В конце концов, любой воспитанник мира университетской науки знает, что [i]цензура[/i] — смертный грех. Смертный грех внутри этих огороженных неприступной стеной садов, вход в которые стоит больших денег и значительных усилий, где студентов волнует мнение своих профессоров, и упаси боже, если вахтёр осмелится открыть рот во время конференции.

Легко наивно возмущаться ужасами [i]цензуры[/i], уже живя в холёном саду. Точно также легко наивно восхищаться добродетелью безусловного ненасильственного пацифизма, когда на страже границ твоей страны уже стоят вооружённые солдаты, а покой твоего города охраняет полиция. До тех пор, пока полиция выполняет свою работу, благочестивость не налагает на тебя никаких серьёзных обязательств и не стоит практически никаких усилий.

Особенность интернет-сообществ, однако, состоит в том, что уже нельзя понадеяться на то, что полиция пропустит благородные лозунги мимо ушей и продолжит исполнять свою работу. Сообществу приходится платить за доброту и всепрощение.

В самом начале, когда сообщество ещё цветёт, [i]цензура[/i] кажется ужасающей и излишней мерой. Всё ещё довольно неплохо. Это всего лишь один глупец, и если мы не можем вынести одного глупца, то, гм, терпимость и понимание явно не относятся к числу наших сильных сторон. Глупец может уйти и сам по себе, нет нужды паниковать и вводить [i]цензуру[/i]. И пусть участвовать в жизни сообщества стало не так [i]весело[/i] — разве какое-то банальное [i]веселье[/i] может быть внятным оправданием кошмаров [i]цензуры[/i]? Это словно считать, что можно избить человека, если тебе не понравилось, как он на тебя посмотрел.

(Это не очень хорошая аналогия: вступление в сообщество — процесс полностью добровольный, и если многообещающего нового участника насторожит то, как на него смотрят, то он просто не будет вступать в сообщество)

И в конце концов, [i]кто[/i] будет цензором? Кому [i]в принципе[/i] можно доверить такую власть?

Если сад ухожен, то, скорее всего, довольно многим. Но если сад хоть чуточку разделён [i]внутри[/i], если в нём есть [i]фракции[/i], если в нём найдутся люди, не слишком доверяющие потенциальному носителю банхаммера...

(в глазах таких людей внутренняя политика часто представляется чем-то намного более важным, чем какое-то там нашествие варваров)

...то тогда попытка защитить сообщество обычно объявляется попыткой [i]государственного переворота[/i]. Как он [i]посмел[/i] объявить себя судией и палачом? Он что, думает, что владеть сервером — значит владеть [i]людьми[/i]? Владеть [i]нашим[/i] сообществом? Он считает, что возможность редактирования исходников делает его [i]богом[/i]?

Должен признаться: долгое время я не понимал, почему предложение о защите встречает такой отпор (я считал, что причина — [i]наивность[/i] и больше ничего). Мысль о том, что это последствия {{TranslationLink|Tsuyoku vs. the Egalitarian Instinct|инстинкта эгалитаризма}}, не дающего вождям сосредоточить слишком много власти в своих руках. «Среди нас нет лучших, все мы мужчины, способные сражаться; я принесу свой лук и стрелы» — такая поговорка ходила в одном племени охотников-собирателей (в отличие от шимпанзе, у людей есть «уравнители»: оружие, способное убивать быстро и с расстояния. Похоже, что вожди появились лишь ко времени развития земледелия, когда усложнившаяся жизнь уже не позволяла просто взять и покинуть племя).

Возможно, всё потому, что я вырос в тех областях интернета, где всегда был сисоп, и поэтому мне кажется естественным считать, что владелец сервера несёт определённую ответственность. Возможно, всё потому, что я интуитивно ощущаю: противоположность цензуры — не академия, а двач (да и у того [i]всё равно[/i] есть какие-то механизмы для борьбы со спамом). Возможно, я вырос на том просторном пустыре, где главной и единственной важной свободой была свобода выбора того ухоженного сада, который был тебе по нраву, и которому по нраву был ты; на пустыре, дышащим мечтой о поиске страны с хорошими законами. Возможно, я принимал за должное то, что если тебе не нравится местный архиволшебник, то правильным решением будет просто уйти (такое случилось со мной однажды; и я действительно просто взял и ушёл).

А, возможно, потому, что владельцем сервера часто был я. Но я играю честно, поддерживая модераторов даже тогда, когда мы расходимся во взглядах касательно внутренней политики. Я [i]знаю[/i], что происходит, когда сообщество начинает сомневаться в своих модераторах. Любой мой политический враг (если его популярность позволяет ему быть опасным), скорее всего не принадлежит к числу людей, могущих злоупотреблять получаемой вместе с титулом модератора властью (по крайней мере, для [i]конкретно этих[/i] целей); и когда он одевает костюм модератора, я громогласно его поддерживаю: его нужно подгонять, а не останавливать. Выросшие в академии люди попросту не осознают, насколько велика толщина стен недопущения, удерживающих троллей снаружи их холёного сада так называемой «гласности».

Если у сообщества [i]действительно[/i] есть основания для сомнения в модераторах, если его модераторы [i]в самом деле[/i] используют свою власть в личных целях — то, наверное, это сообщество не стоит того, чтобы его спасать. Но это, как правило, встречается лишь на словах, и почти никогда — на деле, насколько мне известно.

В любом случае, озарение касательно эгалитаризма (глубинного стремления не допустить, чтобы лидер осуществлял слишком много власти), убивающего интернет-сообщества, пришло ко мне совсем недавно. Во время чтения какого-то комментария на LessWrong'е (я не помню, какого именно), если быть точным.

Но я это [i]наблюдал[/i]. Снова и снова, одним из участников этой пьесы был я, подталкивающий модераторов и поддерживающий все их решения, нравились ли они мне как люди, или нет; и [i]всё равно[/i], модераторы боялись сделать то, что могло бы предотвратить медленное разложение. Они были слишком [i]скромны[/i] и степень их сомнения в себе была на порядок выше, чем [i]моя[/i] степень сомнения в них. Дело происходило в прибежище рационалистов, а третье главное искушение рационалистов — грех <a href="/lw/c3/the_sin_of_underconfidence/">недоуверенности</a>.

Такова суть интернета: войти может любой. И любой может выйти. И поэтому в интернет-сообществе должно быть [i]весело[/i], ведь иначе оно погибнет. Если ты будешь ждать до последнего, ждать до тех пор, пока не увидишь абсолютный, неоспоримый, вопиющий кошмар — ждать столько, сколько бы ждал полицейский-офицер перед тем, как открыть огонь — потакать своей совести и добродетелям, усвоенным внутри огороженной стеной крепости, и начнёшь действовать лишь тогда, когда ты [i]будешь уверен в своей правоте и не будешь бояться вопрошающих взглядов[/i] — то в момент принятия мер будет [i]уже поздно[/i].

Я видел, как сообщества рационалистов умирали из-за того, что они слишком мало доверяли своим модераторам.

Но [i]это[/i] — не то же самое, что и система кармы, на самом деле.

Если речь идёт о системе кармы, то доверять нужно [i]себе[/i].

Мне хочется привести небезызвестную цитату: «Ты можешь не верить в себя. Но поверь в меня, того, кто верит в тебя!»

Потому что я действительно и без шуток думаю, что, если ты хочешь минусануть комментарий, который кажется тебе низкокачественным — но всё же ты медлишь, боясь, что на самом деле желание минусануть возникло лишь из-за того, что ты не согласен с заключением или недолюбливаешь автора, нервничая из-за того, что кто-то может обвинить тебя в конформизме, бездумном поддакивании или (о ужас!) в осуществлении [i]цензуры[/i] — то, я уверен, [i]как минимум[/i] в девяти случаях из десяти этот комментарий действительно будет низкокачественным.

У тебя есть минусовалка. Используй её. Или USENET.

Original (English): Well-Kept Gardens Die By Pacifism

Translation: © bt_uytya, kmeneusdomi .

translatedby.com crowd

Like this translation? Share it or bookmark!