Вечность. Глава 1.

Author: KsuRip. Link to original: http://vkontakte.ru/topic-6812960_21420356?offset=last#offset=0 (Russian).
Tags: вампиры, сумерки Submitted by KsuRip 12.11.2010. Public material.

Translations of this material:

into English: Eternity. Chapter 1.. Translated in draft, editing and proof-reading required.
Submitted for translation by KsuRip 12.11.2010

Text

Длинные ресницы слегка прикрывали томные глаза. Такие глаза, которые редко встречались кому-либо из вас за всю жизнь. Большие, бездонные, загадочные, с одной стороны пустые и холодные, а с другой в них было столько человеческого тепла, столько мягкости, как где-то на дне бескрайнего моря, блистал в них еле заметный огонек, маленький, живой, трепещущий. Медово-золотистая кристально-чистая бездна этих глаз закручивала в необъяснимый водоворот. Загадочность их могла свести с ума. В них было всё… Стоило только вглядеться. Казалось, что одним лишь взглядом можно сказать обо всем. Они могли ударить, словно кинжал, приласкать, словно родная мать, или, что самое страшное, остаться безразличными. Все писатели, художники, скульпторы.. Все люди искусства, словом, мечтали бы разглядеть их в толпе просто так невзначай и навсегда раствориться в них без памяти. Но разве могла об этом догадываться девочка шести лет, каждый раз глядя на себя в зеркало сквозь их призму… Обычная, пожалуй, нет. Но я никогда не была обычной. Полувампир - получеловек с температурой тела, как у оборотня.

Я молча сидела на подоконнике, обхватив колени руками, и смотрела на восход солнца. Лазурь медленно расплывалась по небу. Удивительно ясный день для окрестностей Форкса. Но мысли мои почему-то были далеко не о прекрасной погоде.

- Несси, дорогая, - прошелестела мама из другого конца комнаты.

- Доброе утро.. - без особого энтузиазма откликнулась я.

- Так рано, а ты уже не спишь. Что случилось? – звонкие колокольчики в её голосе слегка задребезжали. Видимо, отец уже сообщил ей то, о чем я думаю.

- Я просто смотрю на рассвет. Это… это очень красиво. Я хочу поймать этот момент, ведь он не вечен. Через несколько часов сумерки поглотят солнце. И его не будет…

- Милая, но его не будет только лишь на одну ночь!

- Но всё же солнце не вечно. Ничто в этом мире не вечно, не считая вас, - я сделала ударение на последнем слове, подразумевая под ним одно-единственное: «вампиры».

- И тебя…

- Нет! – в моем резком возгласе была слышна накатывающаяся истерика, - Я смертна, мама! Я расту! Медленно, но уверено, разве нормально в 6 лет выглядеть на все 17?! Моя кожа… Она стала совсем иного оттенка! Она стала такой, как у человека! Вампир умирает во мне! Еще пару лет – и я начну стареть!

- Не говори глупостей, Несси! – мама пыталась быть сдержанной, но я чувствовала, как что-то внутри неё раскололось.

- Ты что, не видишь? – я положила свою руку рядом с её рукой.

- Да ты еще и загореленькая! – неприязнь искрилась в этих шуточных словах, - Зато твои глаза. Глаза настоящего вампира. Они же темнеют во время жажды, а обычно золотисто-карие, как сей-час.

- Они у меня от рождения такие! Уверена, со временем всё изменится!

- Ты ошибаешься, - мама плакала. За годы своей жизнь я научилась понимать, как плачут вампиры.

В комнату вдруг резко влетел отец. Он бережно взял жену на руки и моментально исчез. Прошло буквально пару секунд, когда я поняла, что произошло. Еще через мгновение он вернулся в мою комнату: «Уйди!» Я невольно вздрогнула от этой фразы. Тело совсем окаменело, руки сжались в кулаки, сердце усиленно гоняло кровь по сосудам, я понимала, что еще немного и я разобью подо-конник на мелкие кусочки. «Уйди!» - раздалось снова. «Ты еще пожалеешь об этом!» - подумала я, зная, что отец услышит это, и, сверкнув в его сторону глазами, эффектно выпрыгнула из окна.

Я брела по лесу в гордом одиночестве и думала, куда мне пойти. Охота казалась неплохой идеей, но я не была голодна, позавчера мне удалось полакомиться пумой и парочкой оленей. Жажда вряд ли придет раньше, чем через неделю. В итоге я решила ни о чём не размышлять, а просто по-бродить по лесу, наблюдая за солнцем, которое медленно поднималось по небосводу.

- Несси, - я открыла глаза от громкого голоса, звавшего меня сквозь сон.

- Джейк? – растерянно промурлыкала я, потирая веки.

- Да, это я. Что ж ты так меня напугала! Уснула посреди леса!

- Я уснула? И как долго… - солнце над моей головой уже начинало садиться, -Оу! Я весь день была здесь!

- Ты, наверное, замерзла лежать на земле, - Джейкоб обнял меня и крепко прижал к себе. В какой-то момент мне показалось, что его сердце бьется чаще, чем обычно. Неужели он так волновался за подругу. А, может быть, я для него представляю нечто большее. От этой мысли меня передернуло.

- У меня температура чуть меньше твоей, - сказала я, слегка надув нижнюю губу.

- Прости. Не надо было, - он виновато отодвинулся от меня. – Что-то случилось?

- С чего ты взял?

- Не думаю, что ты ни с того, ни с сего решила поспать целый день в лесу совершенно одна.

- Ммм.., - протянула я.

- Ты можешь доверять мне, Несси, - в его лице было столько заботы и теплоты, что я решилась.

- Я довела до слез маму.

- Беллу?! Нашу Беллу?!

- Разве у меня есть другая мать? – сказала я более раздраженным тоном, чем требовалось.

- Прости меня. Я не хотел.

- Прекрати извиняться, - мне стало жалко смотреть на то, как Джейкоб страдает от самой мелочной ошибки.

- Что ты ей сказала? – еле слышно пробормотал он, стыдливо поднимая голову.

- Мы говорили обо мне, о моих глазах. Когда я сказала, что они скоро станут такими, как у человека, мама начала плакать. Она еще что-то успела произнести насчет того, что я не знаю правды. Ну или типа того. Такая глупость!

- Ренесми! Что ты наделала! – редко Джейк называл меня полным именем, - При рождении у тебя были мамины глаза цвета молочного шоколада! Мои любимые!

И почему он так тяжело вздохнул, произнося «любимые»?

- Но со временем они стали вампирскими. Раньше в твоих глазах Белла видела свое прошлое, жизнь, когда она была человеком. После всех изменений в твоей внешности Беллз очень страдала. Эдвард помогал ей, как только мог. Ты задела только что затянувшуюся рану, заставила вновь её кровоточить…

Ужасные картинки маминых страданий пронеслись передо мной. Я не хотела сейчас ничего говорить. На секунду мне даже показалось, что я забыла, как дышать. Я сделала очень больно близ-кому человеку, а потом еще и сбежала… Как это мерзко! Слезы потекли по моим раскрасневшимся щекам, я легла на грудь Джейкоба и замерла. Он обнял меня одной рукой за плечо – как по-дружески, а другой за талию – как… приятно, и еще плотнее прижал к себе моё холодеющее от ужаса, дрожащее тело. Солнце погружалось в сумерки, туман скользил по траве и спутанным корням деревьев. Казалось, больше не было ничего, кроме этого тумана и бешенного стука сердца Джейкоба.